Задать вопрос врачу

Ошибка отправки формы!

Неверный формат введенных данных!

Неверный формат или размер файла!

Слишком длинное имя файла!

До 5Мб (jpg,jpeg,png,gif / docx,doc,xlsx,xls,rtf,pdf / rar,zip)

Я прочитал(ла) и согласен(на) с условиями пользовательского соглашения

Предоставленная вами информация остается конфиденциальной. Никто, кроме проверенных нами врачей, не увидит Ваш вопрос. Ваша переписка с врачом доступна только Вам и специалистам, к которым Вы обратились.

Спасибо!

Ваш запрос успешно добавлен на обработку. Один из наших Специалистов-координаторов свяжется с Вами по указанным контактным данным.

Стулин Игорь Дмитриевич
Специализация: неврология
Доктор медицинских наук. Профессор. Заведующий кафедрой нервных болезней лечебного факультета ГБОУ ВПО «Московский Государственный Медико-стоматологический Университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава РФ.

«В России потрясающие клиницисты, и то, что сейчас говорится, что мы отстаем — это несправедливость.»

Это как раз в духе того, что говорит сейчас Президент. Нужна импортозамещающая техника. И наши врачи ни в коем случае не должны терять свои приоритеты.

Вот знаете, страшно обидно, что многие из наших – не все, конечно, но очень немало, даже наших известных клиник, они переключились на инструментальные методы диагностики, КТ, МРТ, это конечно, очень хорошие методы, но клиническому осмотру уделяется значительно более меньшее внимание. Самое страшное, что нас начинают убеждать, что западные наши коллеги значительно нас превосходят с точки зрения клинической оценки ситуации. Это абсолютная неправда, и я могу это проиллюстрировать.

По окончании института — был юбилейный выпуск, и приехал “из Парижу” Александр Леонидович Мясников. Крупнейший наш кардиолог. Он был награжден золотым фонендоскопом. Типа Оскара, удивительная такая изящная штучка. Представляете, это международная награда колоссальной величины. А вот сейчас нас уверяют, что у нас не было клиницистов. И совершенно мало известный тогда студент 6го курса Стулин и светило Мясников сели друг против друга, поскольку он был председателем приемной комиссии. И представляете, я беру свой билет. Лучше всего я знал второй вопрос, там астма. И я говорю, можно я начну со второго вопроса. Он, как вам будет угодно, пожалуйста. Только я начинаю ему отвечать, вдруг приходит академик Кузин, они обнимаются, он говорит, я тебя поздравляю, такая великолепная победа. Мясников каждый раз ко мне поворачивается, извините, ничего что я вот так – а я, да ничего, в такой тооржественный день, пожалуйста. Ну потом, значит, второй вопрос. Я продолжаю, ну второй вопрос у меня – астма. Наичнаю еще лучше рассказывать. К нему опять приходят, Василенко приходит, они опять целуются. Он каждый раз извиняется, а я говорю – ничего, ничего., пожалуйста, продолжайте. Наконец приходит очень известный тогда наш ректор и говорит – ну чего ты мучаешь парня, банкет, он прекрасно все отвечает и так далее. Мясников так откинувшись говорит, ну что, молодой человек, в третий раз мне тоже астму будете рассказывать? Я абсолютно был поражен, я думал, что он меня не слушает. Вот какие были люди, хваткие. Он говорит, а что вы хотите по терапии, если знания только по астме? Я – в такой торжественный для нашей страны день, когда вы награждены золотым стетоскопом, меньше, чем на четыре балла, я не рассчитываю. Он, нет – я вам поставлю пять баллов, но если поклянетесь, что не будете терапевтом. Потому что быть терапевтом и знать только одну астму – невозможно. И мы с ним договорились, он мне поставил пять баллов, я не стал терапевтом. Вот случай с Мясниковым, который говорит – какие клиницисты!

И второй случай. В 70м году я и еще один россиянин были приглашены на Кубу. Они там занимаются проблемой комы и смерти мозга уже очень много лет. Проходит всемирный конгресс “Кома и смерть мозга”. Открывает его Кристиан Барнард, первый, который пересадил сердце. Красавец, похожий на Рихарда Зорге. Когда начинается конгресс, председательствующие говорят, сколько делегатов откуда приехало. Из Израиля 30, из Германии 100, из России двое. И оба председательствующие говорят, давайте встанем и поклонимся в пояс этим двум русским, потому что если бы не было двух русских мужиков, это профессор Неговский, он придумал реанимацию, сделал институт реаниматологии первый, это знаменитый профессор Демихов – не было бы нашего конгресса. Кристиан Барнард говорил, я первые трое суток не отходил от этого Луиса Вашкански, он даже сидеть не мог – три инфаркта, сердца не было. И вот ему Кристиан пересадил сердце, первые три дня не отходил, потому что боялся реакции пересадки, а потом поехал не в Америку, где учился, не в Германию, где стажировался, а приехал к Демихову, встал перед ним на колени и сказал: “Мэтр, я сделал все по Вашим разработкам. Вы – абсолютный участник этого успеха!”

Вот какие у нас клиницисты, и то, что сейчас говорится, что мы отстаем- это обиднейшая вещь, это несправедливость. Это как раз в духе того, что говорит сейчас Президент. Нужна импортозамещающая техника. И наши врачи ни в коем случае не должны терять свои приоритеты.