Задать вопрос врачу

Ошибка отправки формы!

Неверный формат введенных данных!

Неверный формат или размер файла!

Слишком длинное имя файла!

До 5Мб (jpg,jpeg,png,gif / docx,doc,xlsx,xls,rtf,pdf / rar,zip)

Я прочитал(ла) и согласен(на) с условиями пользовательского соглашения

Предоставленная вами информация остается конфиденциальной. Никто, кроме проверенных нами врачей, не увидит Ваш вопрос. Ваша переписка с врачом доступна только Вам и специалистам, к которым Вы обратились.

Спасибо!

Ваш запрос успешно добавлен на обработку. Один из наших Специалистов-координаторов свяжется с Вами по указанным контактным данным.

Хатьков Игорь Евгеньевич
Специализация: хирургия органов желудочно-кишечного тракта, мочевыделительной и репродуктивной системы.
Доктор медицинских наук. Профессор.
Заведующий кафедрой факультетской хирургии № 2 МГМСУ.
Директор Московского клинического научно-практического центра.

«Что касается сбора дополнительной информации по поводу какой-то медицинской проблемы, второго мнения, это важно. Пациенту очень важно быть уверенным. »

Конечно, больной должен понимать, на наш взгляд, очень точно, что нужно делать, для чего что делается. И если для этого нужно еще одно мнение врача с большими регалиями, с большим опытом, это может быть важным для пациентов.

Наверное, нужно сказать о том, что на сегодняшний день в мире процесс глобализации, который наблюдается во всех сферах, и в экономике, и в политике, в науке, в культуре, в других отраслях, конечно, и в медицине также наблюдается. Нельзя сказать, что на сегодняшний день есть какие-то зоны с хорошей медициной и есть какие-то с плохой. Везде нужно понимать, к кому ты идешь. Понятно, что какие-то зоны могут быть более системно выстроены, какие-то менее системно, но тем не менее везде, если на сегодняшний день глобализация медицинская затронула клинику, если там есть адекватное оснащение, если там есть адекватное материальное обеспечение с точки зрения наличия лекарственных препаратов, инструментов для выполнения диагностических, лечебных вмешательств, операций и так далее, если там есть специалисты, которые понимают, как все в мире устроено, наверное, получается такая же точка, функционирующая на таком же уровне, как оснащенная таким же образом точка в мире. Поэтому врачи-эксперты, те, кто работают на хорошем оборудовании, на хороших потоках, там, где много пациентов, и при этом если они общаются друг с другом, примерно будут одного уровня. В России такие точки есть, в России можно так же, как и в другой стране, к сожалению, менее системно, найти экспертов, которые абсолютно однозначны по своему профессиональному уровню лучшим мировым экспертам, врачам, ученым.
Московский клинический научный центр – это относительно новая структура, как организационно созданная, ей всего лишь год фактически с начала функционирования в новом качестве, она была создана на базе Научно-исследовательского института гастроэнтерологии, которому более 40 лет, в прошлом году отмечали 40-летний юбилей. Институт развивался как учреждение, которое работало по трем направлениям: лечебная работа, научная и образовательная. Безусловно, те учреждения, как правило это университетские клиники или научно-исследовательские институты, которые занимаются не только практикой, но и наукой, и образованием, это учреждения более высокого уровня. Если говорить о гастроэнтерологии, то давно уже, при основании института была создана структура, которая состояла из отделений, соответствующих всем отделам желудочно-кишечного тракта. Это верхний отдел желудочно-кишечного тракта, это кишечное отделение, отделение заболеваний печени, поджелудочной железы. Все это разделено, курируется высокопрофессиональными экспертами, специализирующимися в соответствующих областях, развивается в соответствии с теми тенденциями, которые сейчас в мире есть. Мы говорили о врачах-экспертах, все руководители подразделений достаточно много по миру ездят, общаются, поэтому все те нововведения, которые в мире есть, они у нас находят место и внедряются. Плюс есть масса своих наработок, много пациентов проходит через институт, врачи набираются опыта намного быстрее, и опыта более системного, глобального. То, что мы сделали в рамках Московского клинического научного центра, мы продублировали практически все отделения терапевтического профиля желудочно-кишечного тракта — всеми отделениями хирургического профиля. Таким образом, на сегодняшний день у нас в центре пациент получает помощь комплексную полностью, от этапа диагностики до продолжения терапевтического лечения, при необходимости, выполнения хирургического лечения. В принципе все гастроэнтерологические вопросы мы таким комплексом решаем. Безусловно, онкологическая тема здесь является очень важной, поскольку рак желудка, рак толстой кишки, колоректальный рак занимают одно из первых мест, находятся на первых позициях по заболеваемости и смертности от онкологических заболеваний, поэтому наши усилия направлены на раннюю выявляемость, мы проводим в институте так называемые чекапы, такую быструю диагностику, мы можем сделать это при необходимости за один день, совершенно безболезненно, гастро- и колоноскопию под наркозом, без каких-либо лишних неприятных ощущений, с дополнительными различными обследованиями, берем кровь на маркеры, анализы смотрят все специалисты. Залог успеха в лечении онкологических заболеваний – конечно, в первую очередь, в ранней диагностике. Несмотря на все те возможности, которые есть сейчас в мире, и в частности у нас в центре, в плане хирургического лечения, в плане последующей химиотерапии, лучевого лечения, тем не менее, залог успеха основной – это ранняя диагностика. Тогда болезнь намного легче и меньшими силами побеждается, это наш основной предмет работы.
Что касается сбора дополнительной информации по поводу какой-то медицинской проблемы, второго мнения, это важно. Пациенту очень важно быть уверенным. Как говорил еще великий русский врач Сергей Петрович Боткин, есть три действующих лица, врач, больной и болезнь. Если больной с врачом, значит двое против одного. Если больной даже индифферентен, врач оказывается один на один с болезнью. Ну и если больной погружается в болезнь, врачу становится намного сложнее. Конечно, больной должен понимать, на наш взгляд, очень точно, что нужно делать, для чего что делается. И если для этого нужно еще одно мнение врача с большими регалиями, с большим опытом, это может быть важным для пациентов. И другой момент очень важный, пациенту тоже нужно в какой-то момент принять решение. Если особенно это касается хирургического лечения, какого-то курса терапии серьезного, то конечно нужно тоже в какой-то момент остановиться и перестать бегать по консультациям, потому что на сегодняшний день есть мировые стандарты по большинству проблем, они описаны, все время они видоизменяются, доправляются, с учетом появления чего-то нового. Как правило, врачи экспертного уровня их знают и работают в этих рамках. И важно просто понять пациенту, насколько есть какие-то индивидуальные особенности, которые нужно соблюсти и отойти от этих рамок, даже чем-то пренебречь или наоборот, чем-то дополнить. Поэтому очень важно получить экспертное мнение по той или иной проблеме. Понимая, конечно, что консультация в удаленном доступе имеет свои ограничительные моменты, ведь нет непосредственного контакта с пациентом. Но тем не менее, как правило, если полноценно предоставлена информация, в такой ситуации врач-эксперт может стратегию лечения, тактику, возможно, даже более детальные рекомендации может подсказать.